История развития учения о шизофрении связана с именами В. X. Кандинского, С. С. Корсакова, Э. Крепелина и Е. Блейлера.

Во второй половине позапрошлого века отделыше формы шизофрении описывались как самостоятельные заболевания. Первые попытки объединить их в единую нозологическую форму были сделаны В. X.

Кандинским (идеофрения) и С. С. Корсаковым (дизнойя).

Э. Крепелин под названием dementia praecox (раннее слабоумие) объединил группу болезней, которые, по его мнению, начинались в молодости и скоро приводили к слабоумию.

В дальнейшем стало очевидно, что не всегда эта болезнь приводила к слабоумию, а начало ее может быть не только в молодом возрасте.

Е. Блейлер в основу отграничения этой формы заболевания положил особенность психопатологической картины, а именно — «расщепление». Эта особенность, клинической картины дала название заболеванию — «шизофрения». (Болезнь Блейлера — по имени автора этого названия).
«Шизофрения», или «шизофрения» в переводе с греческого означает «расщепление души», «расщепление психики». Этим термином обозначают наиболее частое психическое заболевание.

Психиатры разных стран приводят разноречивые сведения о числе больных шизофренией среди населения (от 0,15 до 1—2%).

Это объясняется прежде всего тем, что существуют различные взгляды на шизофрению. Проявления болезни с неотчетливой симптоматикой ряд психиатров включает в число больных шизофренией, другие же рассматривают их в рамках других нозологических форм.

Не меньше сложности в выделении и отграничении шизофрении создает полиморфизм клинических проявлений, разнообразие клинической картины.

Это разнообразие, однако, исчерпывается определенным набором синдромов, типичных для шизофрении: неврозоподобным, аффективным, кататоническим, галлюцинаторно-параноидным.

Вместе с тем, каким бы синдромом ни определялась клиническая картина шизофрении, всегда имеют место негативные симптомы, которые наблюдаются с большей или меньшей выраженностью.

  1. Аутизм — отгороженность, отрыв от реальности, погружение в мир своих переживаний. Из-за аутизма с больным бывает трудно вести беседу, установить контакт. Такие больные, становятся  замкнутыми, теряют знакомых; у них появляется наклонность к самоанализу.
  2. Расщепление, утрата единства психических явлений: стремления, действия, чувства больных утрачивают связь с реальной действительностью, появляется неадекватность чувств, сменяющаяся снижением эмоциональности, возникновением эмоциональной холодности, эмоциональной тупости.
  3. Утрата активности. Постепенно больные делаются менее активными, менее деятельными, вялыми, безынициативными. В ряде случаев имеет место односторонняя   деятельность,   односторонняя    активность.

Больной добивается необходимого, по его мнению, лечения, едет в другой город, обращается в различные инстанции, проявляет активность и инициативу, направляемую болезненными переживаниями, но другие виды деятельности понижены.

Болезнь в большинстве случаев начинается с малозаметных астенических расстройств, которые сопровождаются недомоганием, «глухой тревогой», «пассивностью», неприязненным отношением к окружающему, беспричинной сменой симпатии и антипатий.

Проявления шизофрении разнообразны не только по клинической картине, но и по течению.

В ряде случаев болезнь течет непрерывно с постоянным усложнением клинических проявлений. К формам болезни с непрерывным течением относят непрерывно текущую параноидную и «ядерные» формы (простая, гебефреническая, гебоидная, люцидная кататония).

У других больных заболевание протекает в виде приступов, которые сменяются промежутками с ослаблением симптоматики или даже полным исчезновением болезненных проявлений.

Периодическим течением характеризуются следующие формы;

  1. онейроидная кататония,
  2. циркулярная
  3. депрессивно-параноидная.

Имеются варианты течения шизофрении, которые сочетают в себе черты непрерывной и периодической форм заболевания.

Непрерывнотекущая параноидная форма. Появлению типичного бреда предшествует длительный инициальный период, во время которого у больных могут наблюдаться навязчивости и другие неврозоподобные симптомы, ипохондрические явления, тревожность, подозрительность, наклонность к возникновению бредовых идей.

Этот период может продолжаться годы. Затем постепенно формируется паранойяльный бред. Его варианты: бред ревности, любовный, изобретательства, преследования. Это интерпретативный бред, или бред толкования. При паранойяльном бреде нет галлюцинаций.

При неблагоприятном течении наблюдается усложнение клинической картины, нарастание бреда, усложнение его, появление галлюцинаций, псевдогаллюцинаций, явлений психического автоматизма.
В этих случаях говорят о параноидном этапе.

Больная П.. 56 лет. Росла и развивалась правильно, по характеру была веселая, общительная, отзывчивая. Рано выявилась музыкальная одаренность. Окончила консерваторию, преподавала музыку. Замужем, имеет здорового взрослого сына.

Появилась подозрительность, настороженность, стала раздражительной, искала у себя различные заболевания. Лечилась своими средствами. Несколько раз ее стационировали в психиатрическую больницу. По выписке чувствовала себя хорошо, продолжала работать. Обострение заболевания отмечается с лета.

Во время пребывания в клинике у больной появились слуховые галлюцинацией слышались голоса некоего Политова и его друзей, которые обвиняли ее в заражении сифилисом врачей, студентов и учащихся музыкальных школ, где она преподавала. Политов «устраивал ей допрос, называл ее различными обидными словами, пел про нее неприличные песни, называл фашисткой». В это время больная часами стояла в одной позе со склоненной головой, выслушивая его обвинения. Замазала ноздри мылом, так как ей слышалось, как он говорил ей, что из ее носа выделяется зловоние, отравляющее окружающих. Однажды, по ее словам, Политов заявил ей, что допрос окончен и она ни в чем не виновата. Но через некоторое время стала опять слышать его голос: «Он испугался, что нанес непоправимый ущерб моему здоровью, и поэтому решил меня уничтожить». С тех пор больная постоянно слышит голос своего врага, который сообщает обо всех зверствах, совершаемых над ней.

Голос она слышит из подвала. Убеждена, что он скрывается там, посылает ему пишу, чтобы не разгневать его, умоляет врачей спуститься и подвал и отобрать у него рентгеновский аппарат, ящик с радием, лучами которого он размахивает».

Следующий период развития болезни характеризуется возникновением абсурдного бреда величия фантастического содержания.

Простая форма. Инициальный период более короткий (3—5 лет). Первые признаки болезни появляются в пубертатном (13—15 лет) возрасте.

Преобладают негативные симптомы болезни (аутизм, расщепление, снижение эмоциональности).

Выражено снижение активности, творческих возможностей. Часто появляется интерес к неразрешимым проблемам.

Такие больные, не обладая элементарными сведениями, начинают читать книги по философии, экономике, астрономии и т. п. в высокопарном стиле пространно говорят о банальных истинах.

У них постепенно нарастает чудаковатость, неряшливость, жестокость, эгоизм.

Продуктивные симптомы, как правило, рудиментарны. Наблюдаются расстройства мышления в виде остановки, мыслей,  параллельных  мыслей,  разорванности мышления.

С течением времени нарастают изменения личности, Которые доходят до выраженного слабоумия и эмоциональной тупости. Приведем следующий пример.

Больная Т., 18 лет. Родилась в срок, росла и развивалась правильно. Школу начала посещать с 8 лет, училась хорошо, успешно окончила 10 классов и поступила в институт. По характеру была веселой, общительной из инфекционных заболеваний в детстве перенесла только корь. Весной у больной появились головные боли, бессонница, стало труднее учиться; отметила, что любимце ранее предметы ее меньше интересуют. Несмотря на это, успешно сдала экзамены, летом отдыхала и чувствовала себя здоровой. Осенью опять начались головные боли, плохо спала, ничто не интересовало, тяготилась обществом друзей, В институте ей казалось, что на нее подозрительно смотрят, подсмеиваются. Утром с большим трудом заставляла себя выйти из дома, но в институт не ходила, бесцельно бродила по улицам. Постепенно безразличие и вялость нарастали. Перестала вставать, целые дни лежала в постели, не умывалась и не причесывалась. Сделалась грубой и злобной по отношению к близким, особенно к матери, которую раньше очень любила.

Физическое состояние. Патологических отклонений со стороны внутренних органов и симптомов органического заболевания нервной системы не обнаружено.

Психическое состояние. Правильно ориентирована в месте, неточно — во времени. Каждый день заявляет врачу, что она здорова и не понимает, почему ее держат в больнице. Целые дни ничем не занята, бесцельно бродит по коридору или лежит в постели Неряшливо одета, не причесана. На предложение заняться каким-нибудь делом обычно отвечает, что в больнице не работают, а читать не имеет смысла, так как она достаточно прочитала книг. Склонна к резонерству. Эмоционально холодна. Никаких планов на будущее не высказывает.

Гебефреническая форма (hebetude — тупоумие). Инициальный период может напоминать простую форму, затем внезапно наступает обострение в течении болезненного процесса. Появляется возбуждение с кататоническими включениями, бредом и галлюцинациями, аффективными расстройствами (эйфорией и дурашливостью). Больные принимают вычурные позы, гримасничают.

Клиническая картина отличается полиморфизмом, но все проявления Отрывочны, рудиментарны, бессистемны.

Течение обычно злокачественное, через 1,5—2 года появляются, явления слабоумия. Ремиссий, как правило, мет или они непродолжительны и нестойки.

Приведем пример.

Больной K. 18 лет. Родился в крестьянской семье. Рос и развивался правильно. По характеру был веселый, жизнерадостный, любил проводить время с товарищами. Учиться в. школе начал с 9 лет, успеваемость была средняя. Рано выявились большие способности к рисованию. Окончил 4 класса и ремесленное училище. Работал печатником.

С лета появилась повышенная утомляемость, головные  боли, головокружение пропал ко всему интерес, рисовать не хотелось, за собой не следил, не умывался. Избегал встреч с товарищами, ссорился с домашними. На работе вел себя странно, делал много ненужных движений, становился спиной к машине и в таком положений старался работать. Однажды отказался идти на работу, не вставал с постели, укрывался с головой одеялом в таком состоянии был помещен в психиатрическую клинику.

Физическое состояние. Патологических изменений не обнаружено.

Психическое состояние. Больной в ясном сознании, в обстановке ориентируется правильно, во времени не совсем точно. С окружающими больными не общается, один ходит по палате, неадекватно  смеется,  гримасничает, вытягивает губы, делает какие-то неопределенные жесты руками.

Пребыванием в больнице не тяготится, иногда высказывает желание заняться каким-либо делом, просит бумагу и карандаш, говорит: «Хочу рисовать», но в то же время предложенную бумагу долго держит в руках, смеется, затем прячет под матрац. Часами проводит время в постели с газетой в руках, причем ее не читает, безучастно смотрит по сторонам или лежит с закрытыми глазами.

Эмоциональность снижена. При встрече со, своими родителями пытается пройти мимо. Состояние больного меняется: то он становится более скованным, то наступает расторможенность. В это время манерен, дурашлив, произносит набор фраз, часто не связанных между собой по смыслу, садится на пол, машет руками, говорит, что он «домашняя курица».

Гебоидный или психопатоподобный вариант ядерной формы (психопатоподобная форма).

Эмоциональное опустошение при этой форме не так резко выражено, как при простой и гебефренической. Наблюдается снижение влечений или, чаще, растормаживание их, в этих случаях у больных появляется наклонность к бродяжничеству, сексуальная распущенность, пьянство, антисоциальное поведение. При этой форме бывают отчетливые колебания настроения.

В поведении и поступках больных обращает на себя внимание холодность, жестокость, эгоизм, отгороженность от окружающих. Выраженного снижения активности, как правило, не наблюдается, часто — односторонняя деятельность.

Кататоническая форма. Инициальный период такой же, как и при других ядерных формах, но обострение сопровождается нарастанием обездвиженности.

На короткий период могут появляться бред, галлюцинации, симптомы психического автоматизма, возбуждение.