Двигательный анализаторГлавнейшим путем в системе двигательного анализатора является кортикоспинальный, или пирамидный, путь. Кортикоспинальным он назван потому, что этот проводящий путь связывает кору головного мозга со спинным мозгом. Указанный путь начинается от пирамидных клеток передней центральной извилины коры головного мозга.

В самых верхних отделах этой извилины расположены клетки, принимающие участие в иннервации мышц ноги; ниже находится область, обеспечивающая движение мышц туловища и руки; в самой нижней части извилины расположены клетки, имеющие отношение к мышцам лица, гортани и др. Отсюда аксоны этих клеток направляются вниз, в глубину мозга, и, пройдя через внутреннюю капсулу, вступают в ножки мозга, далее — в варолиев мост, и в продолговатый мозг.

На месте перехода продолговатого мозга в спинной мозг пирамидный путь совершает перекрест, так что нервные волокна из левого полушария идут направо и, наоборот, волокна из правого полушария — налево. После этого перекреста волокна в основном идут в боковые столбы спинного мозга, а оттуда подходят к нервным клеткам передних рогов спинного мозга.

От передних рогов нервные волокна идут в составе переднего корешка, выходят из спинного мозга и направляются к мышцам туловища и конечностей (периферические нервные волокна). Таким образом, мы видим, что кортикоспинальный (пирамидный) путь имеет двухнейронное строение.

Первый, центральный, нейрон начинается в пирамидных клетках (большие пирамидные клетки Беца) коры полушарий, второй, периферический,— в клетках передних рогов спинного мозга.

Большую роль в системе двигательного анализатора играют пути, по которым в кору головного мозга (в центральный конец двигательного анализатора) направляются чувствительные импульсы от суставов, связок сухожилий, суставных сумок, сигнализирующие о состоянии мышц, положении конечностей, туловища. Сложные целенаправленные произвольные движения могут быть  обеспечены только в результате восприятия двигательных и чувствительных импульсов, идущих в кору головного мозга с периферии. Лишь таким путем человек получает правильное представление о положении своих конечностей.

В случаях повреждения кортикоспинального пути в том или ином месте наблюдаются различные расстройства. Если путь прерывается на участке от коры головного мозга до передних рогов (двигательная зона коры головного мозга, внутренняя капсула, ножка мозга, варолиев мост, продолговатый мозг, боковые столбы спинного мозга), развивается картина так называемого центрального паралича.

Центральный, или спастический, паралич в отличие от периферического (вялого) паралича характеризуется следующими основными признаками. Тонус парализованных мышц значительно повышен (отсюда название спастический), сухожильные рефлексы резко повышены. Появляются весьма характерные патологические симптомы: Бабинского, Оппенгейма, Россолимр, Жуковского.

Симптом Бабинского вызывается посредством проведения булавкой или спичкой по наружному краю подошвенной поверхности стопы, обычно от пятки к пальцам. У больного с центральным параличом в ответ на такое раздражение произойдет разгибание большого пальца и сгибание остальных; у здорового — сгибание всех пальцев стопы, т. е. будет наблюдаться нормальный подошвенный рефлекс.

Симптом Оппенгейма вызывается посредством раздражения кожных покровов в области передней поверхности голени. При скользящем движении большого пальца по голени в направлении от Коленного сустава вниз разгибается большой палец стопы, как и при симптоме Бабинского.

Указанные патологические симптомы при центральном параличе объясняются тем, что при перерыве двигательных проводящих путей спинного мозга до определенного уровня снимается постоянное влияние, контроль коры головного мозга над нижележащим рефлекторным аппаратом спинного мозга. В спинном мозгу наступает возбуждение, спинальные рефлексы растормаживаются, отсюда повышение их, усиление мышечного тонуса и появление патологических рефлексов, которые не наблюдаются у взрослых здоровых людей. Эти рефлексы можно видеть у здорового ребенка в возрасте до года (когда он еще не умеет ходить), так как к этому времени не происходит созревания и формирования, центральных отделов двигательного анализатора.

В зависимости от уровня, где нарушается целость пирамидного пути, отмечаются расстройства движений или в руке, или в ноге, или в руке и ноге одновременно. Так, при очаге поражения в спинном мозгу справа, на уровне грудного отдела, возникает спастический паралич правой ноги — моноплегия. Если пирамидный путь повреждается в шейном отделе с обеих сторон, развивается паралич рук и ног — тетраплегия. Поражение спинного мозга в поясничном отделе с двух сторон вызывает паралич обеих ног — нижняя параплегия. При расположении очага во внутренней капсуле (здесь чаще всего бывают кровоизлияния) правого полушария наступает паралич левой руки и левой ноги — левосторонняя гемиплегия. Если же очаг размещается в левом полушарии, то, кроме правосторонней гемиплегии, как правило, наступают и речевые расстройства — афазия.

При гемиплегии, кроме паралича руки и ноги, у больных наблюдается паралич или неполный паралич (парез) мимической мускулатуры в нижней части лица; угол рта перекашивается в здоровую сторону, язык при высовывании отклоняется в сторону парализованных конечностей. Эти расстройства возникают в связи с тем, что в области внутренней капсулы, кроме волокон, идущих от коры в спинной мозг, проходят проводники от коры к двигательным ядрам черепно-мозговых нервов, расположенным в продолговатом мозгу. Это так называемые кортикобульбарные пути.

Перекрест нервных волокон этого пути происходит на различных, уровнях мозгового ствола, обычно недалеко от соответствующего двигательного ядра того или иного черепно-мозгового нерва. От двигательного ядра начинается второй нейрон, который направляется к соответствующим мышцам лица, гортани, языка и т. д. Так как мышцы нижней части лица и языка связаны с корой только противоположного полушария, т. е. имеют одностороннюю иннервацию, то при гемиплегии наблюдаются соответствующие нарушения движений: перетягивание угла рта при оскале зубов в здоровую сторону и отклонение языка при высовывании в сторону парализованных конечностей.

Мышцы верхней части лица, жевательная мускулатура и мышцы глотки связаны с корой обоих полушарий, т. е. имеют двустороннюю иннервацию — справа и слева, поэтому при гемиплегии не наблюдается отклонения функций в этих мышцах. В случаях же двустороннего поражения двигательной области коры (например, после повторных кровоизлияний) наступают нарушения функции жевательной, глотательной мускулатуры и др. При этом появляются такие симптомы, как дизартрия—расстройство произношения слов, дисфагия — нарушение глотания (больные с таким расстройством часто поперхиваютсн во время еды и питья). Указанные выше нарушения называются псевдобульбарнымч параличами в отличие от истинных бульбарных параличей, которые возникают при непосредственном поражении второго нейрона кортикобульбарного пути, т. е. нейрона, начинающегося в ядре черепно-мозгового нерва и заканчивающегося в соответствующих группах мышц.

В этих случаях наблюдаются отчетливые атрофические изменения в парализованных мышцах.

Во всех случаях двигательных расстройств для уточнения места очага поражения обязательно производят исследование различных видов чувствительности, а именно: болевой, тактильной (чувство прикосновения), температурной, проприоцептивной. Всякое выпадение, отсутствие чувствительности называется анестезией, понижение — гипестез и ей и, наоборот, повышение чувствительности — гиперестезией.

До сих пор речь шла о расстройстве функций движения, обусловленных нарушением целости проводящих путей, идущих от двигательного коркового анализатора к мышцам конечностей и туловища. При наличии очага поражения вблизи от передней (двигательной) центральной извилины; опухоль, рубец после травмы, инородное тело — вследствие раздражения коры головного мозга у больного могут появиться своеобразные приступы двигательных расстройств, протекающие по типу судорожного, эпилентиформного припадка. В зависимости от места расположения очага эти припадки могут начинаться с судорожных подергиваний руки, мышц лица или ноги. Вначале эти подергивания наблюдаются на одной стороне, в ограниченной группе мышц, затем, постепенно усиливаясь, захватывают все большее количество мышечных групп, и иногда наступает общий судорожный припадок. Это так называемая доюекооновская эпилепсия (по имени ученого Джексона, впервые описавшего это заболевание). Можно предполагать, что при таком припадке волна возбуждения, начавшаяся в каком-то изолированном пункте коры головного мозга, распространяется (иррадиирует) на соседние участки ее и приводит к общему судорожному припадку с потерей сознания.

При наличии патологических очагов в подкорковых узлах головного мозга (последствия перенесенного энцефалита, опухоль и др.) могут наблюдаться своеобразные расстройства движений, носящие характер непроизвольных, крупноразмашистых подергиваний (гиперкинезы) или, наоборот, общей скованности, замедленности всех произвольных движений. В последнем случае больные ходят медленно, мелкими шажками, руки их полусогнуты в локтевых суставах, голова и туловище наклонены вперед, лицо имеет маскообразный вид.

Мозжечок. Мозжечок, играет очень большую роль в системе двигательного анализатора. Тремя парами ножек мозжечок связан с различными отделами центральной нервной системы. В мозжечок постоянно идут импульсы от суставов и мышц конечностей, туловища, глазных мышц и от вестибулярного аппарата. Эти импульсы сигнализируют об изменении положения всего тела и его частей в пространстве. В ответ на эти сигналы из мозжечка автоматически идут импульсы к спинному мозгу в передние (двигательные) рога, а далее — по периферическим нервам к мышцам.

Кроме того, мозжечок связан с подкорковыми центрами движения (с экстрапирамидной системой), а также с корой головного мозга, главным образом с ее лобными долями. Наличие такого большого количества связей мозжечка с различными системами само по себе свидетельствует о многообразии и сложности его функций. Главнейшей функцией мозжечка является автоматическая регуляция движений, которая обеспечивает сохранение равновесия тела, точность и соразмерность сложных двигательных актов. При поражении мозжечка чаще всего наблюдаются следующие нарушения: расстраивается походка, так что больной ходит пошатываясь (походка его напоминает походку пьяного человека); в конечностях отмечается так называемое интенционное дрожание.

Характерным для этого дрожания является усиление его при движении, особенно в конце движения, при приближении к цели. В руках это дрожание хорошо выявляется при исследовании пальценосовой пробы. При проведении такой пробы больному предлагают с закрытыми глазами дотронуться указательным пальцем до кончика носа; по мере приближения пальца к носу больной совершает все более частые размашистые движения рукой и нередко при этом промахивается. С другой стороны, с помощью этой же пробы можно выявить еще один патологический симптом — мозжечковую атаксию. Рука больного при этом делает несколько колеблющихся движений, он попадает вытянутым пальцем не в кончик носа, а в глаз, щеку или в переносицу. С этой же целью проводят так называемую пяточно-коленную пробу.

Для этого больному предлагают лечь на спину, закрыть глаза, пяткой одной ноги попасть на колено, другой и провести пяткой вниз по голени. В случае мозжечковой атаксии также будут отмечаться промахивания и большие затруднения в выполнении задания.

Движения больных с поражением мозжечка при сохранении силы мышц бывают неточными, несоразмеренными. Они носят то более, то мене выраженный неуклюжий характер. Обращает на себя внимание снижение мышечного тонуса — гипотония мышц.

При отведении глазных яблок в сторону и при попытке задержать их в данном положении наблюдаются колебательные движения глазных яблок. Этот симптом называется нистагмом.

Перечисленные двигательные расстройства наблюдаются на стороне поражения
мозжечка.

Нередко при заболевании мозжечковых систем можно отметить изменения в речи больных. Речь их теряет свою плавность, отдельные слова произносятся как бы разделенными на слоги — так называемая скандированная речь.